Статья
Лестев А.Е. Путь письма. Японская культура в Казани // Казань. 2016. №7. С. 102-103.
17 августа 2016
"Писать — это выражать сердце".
Курода Ититаро, мастер будо и сёдо


Казань, претендующая на статус третьей столицы России, активно развивает международное сотрудничество и культурные связи с другими странами, среди которых одной из самых загадочных и интересных остаётся Япония. Для европейцев Страна восходящего солнца — это другая планета, которая раскрывает свои тайны тем, кто искренне её полюбит. Японская культура сочетает в себе простоту и изысканность, практичность и духовную наполненность, историю и миф, традицию и высокие технологии, силу и красоту. В нашем городе также есть места, где можно начать изучать японский язык, самурайские боевые искусства и традиционные искусства чайной церемонии, оригами, рисования и даже каллиграфии. Именно для постижения искусства каллиграфии я отправился в японский центр «Seiko», возглавляемый Яной Цой.

Японская каллиграфия, или Сёдо («Путь письма») на протяжении веков считалась одним из самых достойных занятий, которое практиковали и аристократы, и воины, и монахи. В своём эстетическом выражении каллиграфия приближается к живописи, однако сущность этого искусства тесно связана с дзэн‑буддийским учением. Воины, правившие Японией более шестисот лет, не одобряли занятия изящными искусствами, считая их бесполезной тратой времени. Любая практика должна была быть направлена на развитие человека, его характера, силы воли, мужества и психической концентрации.

Дзэн привнёс в традиционные искусства идею концентрации на текущем моменте, действия без страхов и сомнений, что так ценили воины. Каждый элемент иероглифа должен быть написан сразу, нельзя переделывать, исправлять или дописывать. Как и в боевых искусствах, где каждый удар или бросок должен быть решающим, так и в каллиграфии любая черта пишется одним движением.

«Сейчас — это уникальный опыт. Кисть порхает по бумаге подобно бабочке. Лёгкое шуршание и аромат туши. Гармоничное слияние пустоты и наполненности. Ничто больше не имеет значения».

Нашем учителем по каллиграфии в Центре «Seiko» стала японский сэнсэй Каёко Нунан (Фукусима). Сэнсэй начала обучение с основ. В Японии основы (кихон) есть у каждого искусства, в каллиграфии они заключаются в правильном написании точек, черт и их порядка в иероглифе, а также в расположении иероглифа на листе бумаги. Иероглиф должен писаться слева направо и сверху вниз, его нужно симметрично вписать в центр листа, не оставляя пустых пространств и не выходя за границы. После того как сэнсэй показывала порядок начертания иероглифа и свою уже выполненную работу, ученики стремились повторить её на черновиках. Итогом изучения должна была стать контрольная работа на японской рисовой бумаге. Каждому давался всего один лист, и права на ошибку уже не оставалось. Это и должно было стать моментом наивысшей концентрации.

После того, как все ученики заканчивали свои попытки, сэнсэй Каёко оценивала и разбирала ошибки каждой из работ. Ещё не зная, кто автор, сэнсэй по каллиграфии рассказывала о человеке — о чертах его характера, нашедших отражение в работе. В одном иероглифе отразилась женственность, и его автором оказалась милая девушка, в другом — сила, в третьем — строгий ум. Знаменитый мастер боевых искусств и каллиграфии Ямаока Тэссю писал: «пока твоя каллиграфия отражает твоё истинное состояние души, этого вполне достаточно». Очевидно, наш учитель легко читала наши души, а это значит, что мы искренне отдавались искусству каллиграфии, выражая свою сущность на бумаге. Поскольку сэнсэй раскрывала в основном положительные качества личности автора, то все оставались довольны, а победитель, выбираемый общим голосованием, получал минутку славы. В тактичности таких комментариев раскрывался подлинный дух уважения, присущий японской культуре.

Первым стилем письма, который изучают в каллиграфии, является Кайсё («устав»). В данном стиле все элементы иероглифа пишутся отдельным движением фудэ («кисть»). После каждого элемента позволяется оторвать кисть от листа и даже снова обмакнуть её в тушь. При написании иероглифа важно правильное положение кисти — перпендикулярно к листу бумаги, прямая спина, хороший глазомер и чувство баланса, уверенность и чёткость движений. Ко второму стилю Гёсё («полукурсив») мы лишь немного прикоснулись. Стиль Гёсё более динамичный, плавный и текучий, весь иероглиф пишется за один раз. После написания одного элемента кисть не останавливается и переходит к написанию второго.

Казанские ученики с энтузиазмом занимались каллиграфией и прониклись уважением и любовью к древнему японскому искусству. Под руководством японского учителя каждый сумел прочувствовать рост своего мастерства, а к концу наших занятий мы уже свободно оценивали эстетические и технические качества написанных работ.

Сегодня сэнсэй Каёко Нунан живёт со своей семьёй в Вашингтоне. Она с теплотой вспоминает о Казани и своих казанских учениках, радуется их успехам в изучении японской культуры: «Я очень скучаю по Казани и нашему классу каллиграфии».



В изучении традиций других народов всегда важен контакт с носителем культуры. В центре «Seiko» регулярно преподают японцы, среди которых и известный в Татарстане знаток татарского языка Хисияма Юто. Каждый желающий может прикоснуться к древнему искусству каллиграфии и встать на «Путь письма», который, в конечном счете, ведёт к постижению собственного сердца.

http://kazan-journal.ru/pages/item/1266-put-pisma

Комментарии

Нет комментариев